Тексты песен Чиж и Ко

Биография Чиж и Ко

Биография Сергея Чигракова (от рождения и до создания группы «Чиж & Cº») Это биография Сергея «Чижа» Чигракова, от рождения до создания группы «Чиж & Сo». Из неё Вы узнаете, откуда появилась на российской сцене эта группа, как складывалась жизнь Сергея до приобретения известности и славы. При создании данного документа я основывался на различных интервью Чижа (собственно, основную часть текста и составляют выдержки из них, набраны жирным шрифтом), т. е. на его собственных словах, а не на многочисленных, порой недостоверных и противоречивых источниках. Сергей сам рассказывает Вам о себе, я лишь упорядочиваю и направляю его слова. В самом конце приведён список всех использованных источников. Сергей Николаевич Чиграков родился 6 февраля 1961 года в городе Дзержинск горьковской области в семье рабочих. Более известен как «Чиж». Папа – рабочий, мама – тоже. Так что – рабочие… рабочая интеллигенция, вот. Родился я в Дзержинске и до двадцати восьми лет жил там. Дзержинск – город очень «химический», где-нибудь в Америке рядом с такими заводами навряд ли кто-нибудь бы жил. Но загрязненность – только одна сторона медали. Другая – то, что людям там просто было нечего делать. Поэтому единственным развлечением было «махаться» улица на улицу. Но я в таких разборках не участвовал... Прозвище досталось по наследству: у меня есть брат Володя, который старше меня на девять лет. В нашем родном городе Дзержинске друзья всегда называли его Чижом. А когда я подрос, это прозвище досталось мне. Володя играл в рок группе на гитаре и был в городе человеком уважаемым. На танцы и свадьбы многие старались пригласить именно его группу. Поэтому стать Чижом-младшим было даже почетно. Я тоже выучился играть на гитаре. И одной из главных похвал, которыми дорожил в детстве, были слова: «Слушай, Чиж, а брательник твой – тоже в порядке!» Играет на гитаре с 6-го класса – брат научил. С 14 лет выступает вместе со своим братом в местных ансамблях, подменяя кого-то из музыкантов. Первый раз я на людях сыграл где-то в году 74-м или 75-м. Играл на гитаре в ансамбле, где старший брат играл. И это была свадьба. А первой песней, которую я сыграл на людях, была песня Градского «Синий Лес». Помнишь такую? Шикарная была песня. А потом уже на танцах стал играть вместе с братом. Была работа, я помогал, вернее, не то что помогал, а мне иногда разрешали играть, кого-то замещать… У меня старший брат – музыкант, и он мне помогал замещать кого-то из непришедших музыкантов. В родном городе окончил музыкальную школу по классу аккордеона и музыкальное училище. Тогда же начал играть в ресторанах, на банкетах. Они-то сами (родители – прим. ред.) меня отдали в муз. школу. Я бегал, играл в футбол, как все нормальные пацаны. И тут – бац, музыкальная школа, Самое интересное, что меня все это захватило, и я стал настоящим фанатом аккордеона, и понеслось... … из музыкального училища меня выгнали… За прогулы и неуспеваемость. Я, грубо говоря, не совсем корректно себя вел, то есть у меня была любовь такая, точнее не любовь, сейчас уже трудно говорить… Сколько же мне было тогда? Лет 18, поди, или 17, нет 18… Ну, и, естественно, начал прогуливать. Меня выгнали… Потом, правда, восстановили. Вообще-то я хорошо закончил училище: по специальности 5, по дирижированию 5; мне дали направление дальше поступать, хотя в свое время и говорили, что, мол, такие люди, пьяницы-алкоголики и дебоширы, нам в училище не нужны. Но пока меня выгоняли я, кстати, время тоже зря не терял. Я работал в кабаках и играл рок (с долей иронии – прим. ред.) всяческий. … работал лет с семнадцати в ресторанах. По-теперешнему говоря, была «крыша» и никто меня не трогал: играл я для бандитов местного масштаба. Но все-таки подстраховывался: на концерт приходил с оружием. Впервые попал в Петербург в 1982 году, поступил в Ленинградский Государственный институт культуры имени Крупской на кафедру оркестрового дирижирования и народных инструментов по классу «аккордеон и оркестровое дирижирование». Потом, закончив училище, переехал в Питер и поступил во ЛГИК (Ленинградский институт культуры) и тоже его закончил по классу дирижирования и аккордеону. И работал по специальности. Культпросвет работы. Отделение – народные инструменты. Там я играл на аккордеоне, на балалайке, на домре, на ударных... Да, я народник. У нас это называлось «народник»! В 1983-1985 гг. служил в армии, город Вентспилс, танковые войска, воинская часть № 01351, где продолжал творить. Я пытался закосить от армии. Но пытался как-то вялотекуще и… не получилось. Они говорят: «Ну ты че, болен?», я говорю: «Ну, болен». Они говорят: «Да ладно». Я говорю: «Ну и ладно». И все. И – город Вентспилс. Я в танковом полку служил, в Вентспилсе. Почти оккупант. (бодро – прим. ред.) Младший сержант Чиграков по вашему приказу прибыл! У меня была маленькая гитара, я ее прятал, чтобы офицеры не нашли, и писал песни. Потом подрабатывал в родном городе. После армии я работал в школе учителем музыки и пения, а также играл с цыганским ансамблем на свадьбах. Позднее попал в местную группу – ГПД. Я где-то полгода в школе отработал. В то время я уже довольно заметным лицом являлся, но только среди музыкантов, а так-то никто не знал, конечно. Ну, а раз из армии пришел новый человек и играет вполне прилично – давай команду сколачивать. Гитарист нашел меня, потом мы нашли басиста и барабанщика. Появилась «Группа продлённого дня». Это было в начале 1986-го. Сделали первую программу, в стиле хард-рок. Местные критики нас окрестили «металлистами». А на «хэви-металл» тогда мода в пике была. И молодежь на нас прикололась. ...«Группа продлённого дня» – это не первая группа, в которой я играл. Я попал в нее в году 85–м, как раз из армии пришел. Песен я тогда не много писал для ГПД, хотя так называемого лидера в группе не было. Хэви–метал играли, а в этом стиле у меня с песнями чего–то не получалось. В марте 1988 на 3-м Горьковском рок-фестивале на сцене неожиданно познакомился с одноимённой группой из Харькова. Я в Горьком первый раз харьковских «гэпэдэшников» услышал. У меня приятель был из Харькова. На фестивале я его спрашиваю: «Кого привез?» Он говорит: «ГПД». Я: «А что играют-то?» А он: «Панки, типа того...». Ну, я пошел панков послушать. Послушал, и просто ошизел... Познакомился я с ГПД (они тогда еще так назывались) на каком–то фесте, который у нас проходил. Тогда фестов было… Рок против того, рок против сего, рок против самого рока… «Рок против перестройки», «Рок за сахарок», против сталинизма, брежневизма – хрен поймешь. Ну и они ГПД, и мы ГПД, «пришлось» подружиться. Параллельно продолжал учиться в ЛГИКе, который закончил в 1989 году. Также учился в джазовой студии Ленинградской же консерватории – в качестве барабанщика. А потом все время встречались на нейтральной территории в Питере, где я учился в ЛГИК (сейчас это Академия культуры) на оркестровом отделении. Начинал как очник, а после армии перевелся на заочное. Закончил его очень хорошо. Летом 1989 года переезжает из Дзержинска в Харьков, куда был приглашён в качестве сессионного музыканта всё той же харьковской ГПД. … как только я получил диплом (ЛГИКа – прим. ред.), улетел на фест в Харьков, а ребята подъехали из Горького. Там, на фестивале, меня харьковчане и пригласили. Говорят: «Приходи». Ну и вот в Питере, когда у них намечался раскол в группе, часть ГПД мне и предложила поиграть с ними (я тогда на Сашку Чернецкого смотрел, как кролик на удава). Пришел я к своим пацанам (дзержинская ГПД – прим. ред.) и сказал, что так и так. Они меня, в конце концов, отпустили. Взял сумку, поехал и пять лет там отработал... … меня пригласили туда (в распадавшуюся ГПД – прим. ред.) клавишником. Я собрал вещи, которые тогда умещались в одну хозяйственную сумку, и поехал с ними. «Разные люди» – это самое первое название. Чернецкий, Паша (Павел Михайленко – прим. ред.) и Костя Костенко, музыкант из харьковской группы «Ку-ку». Потом пришли Клим (Олег Клименко – прим. ред.), клавишник и барабанщик, и стало все это называться «Группа продлённого дня». А потом из-за каких-то разногласий ушел менеджер – Игорь Сенькин, и клавишник с барабанщиком. Паша решил вернуться к старому названию. Когда я к ним приехал, они уже играли вчетвером и назывались «Разные люди». Так Чиж оказался в «Разных людях». Репертуар группы вначале состоял в основном из песен Александра Чернецкого. А потом у Сашки совсем плохо стало со здоровьем, он вообще не мог выступать, лежал дома, с кровати не вставал. И так продолжалось года полтора, и вот тогда стали делать уже мой репертуар. Я клавиши отставил тогда, надел гитару и взял аккордеон. В таком составе пели мои вещи, а когда Сашка вернулся, половина на половину какое–то время работали. Группа записала несколько альбомов, в том числе в 1991 году – альбом «Буги-Харьков», состоящий полностью из песен Чижа (Чернецкий в это время болел). В Харькове Чиж в составе РЛ давал концерты. Это очень маленький период в моей жизни. Но я там успел дать больше сотни концертов в составе группы «Разные люди», заработал на телевизор, холодильник и некоторые другие вещи и уехал домой. У меня в Харькове даже постоянного жилья не было, все по друзьям, по чужим квартирам. Интересный был период в жизни, я его называю «блюзовым». Там познакомился с интересными группами. Помимо этого Сергей работал – надо же было как-то жить и кормить семью. 28 июля 1992 г. у Сергея родился второй ребёнок – дочь Дарья. Работы не было, а в Харькове, как ни крути, я был человек чужой: прописки не было, мотался с квартиры на квартиру, то в одном доме поживу, то в другом, то у третьего переночую. Плюс еще ребенок появился… А жить–то на что–то надо. И я пошел играть на свадьбы, два года играл, потом думаю: «Твою мать, что же я делаю?!» Конечно, хорошо, что деньги я зарабатывал, но из концертов ничего не светило! Так я и дома могу на свадьбах играть... Играл, помимо ресторанов, на фестивалях, свадьбах, банкетах и неплохо зарабатывал. Правда, бывали случаи, когда за выступление давали банку огурцов и говорили: «Все, ребята. Спели, а теперь валите отсюда». Через несколько лет Чиж уходит из группы «Разные люди». Меня не устраивало то, что все эти частые репетиции должны были во что-то выливаться, приносить какой-то, естественно, желаемый эффект. А они уже ни во что не выливались. Сашка здесь абсолютно ни при чем. Мы готовили программу «Не было, не было, не было» с десятью его и тремя моими песнями. Все было здорово. Но я должен был как-то кормить свою семью. Одна из причин – то, что в 1993 году Чиж получает предложение от Игоря Березовца и Андрея Бурлаки на запись собственной пластинки. А тут Игорь Березовец позвал к себе на день рождения, и они с Бурлакой начали меня вдвоем обрабатывать: давай, сольник пиши. Я не знал, удобно ли это будет по отношению к группе. А Чернецкий говорит: «Что тут раздумывать. Езжай, пиши. Жизнь проходит, надо что-то достойное сделать». И я решился на это дело. Корзинина сразу на барабаны, первым делом. А на бас – Березового Сергея – это супер бас-гитарист. И в 1993 году я приехал в Питер. Записал первую пластинку, просто так, которая неожиданно пошла, стало быть, выбирать уже было нечего. В этом Сергею Николаевичу помогает сам Б. Г. В конце 1993 – начале 1994 Чиж дал несколько концертов в питерских клубах с группой музыкантов, в которую входят А. Романюк и ныне покойный А. Кондрашкин, ставшие впоследствии членами «Чиж & Cº». Воодушевленный реакцией питерской публики, Чиж окончательно решился на переезд, и 1 мая 1994 года переселился в Петербург. Месяц спустя он уже собрал постоянную группу «Чиж & Cº», причём весьма нестандартным и оригинальным способом. По объявлению. Разослал кучу объявлений по всем местам, где их брали, включая журналы «Юный натуралист» и «Техника – молодежи». Объявление, как сейчас помню, было следующего содержания: «Я – молодой, красивый, умею играть на гитаре. Если ты тоже молодой, красивый и умеешь играть на гитаре, пиши». И адрес. Как ни странно, нашлись люди, которые на этот текст отозвались, часть из них вы теперь можете лицезреть вместе со мной на сцене. В группу первоначально вошли: бас-гитарист Алексей Романюк (род. 15 марта 1973), игравший в группе «Петля Нестерова», гитарист Михаил Владимиров (род. 26 января 1967) – работал с «Мифами», барабанщик Владимир Ханутин (род. 19 ноября 1973), игравший в группе «Ужослонасные Барбуляторы и Гастурбалы». В 1996 году в группу был приглашен еще один музыкант, старый приятель Чижа – Евгений Баринов (род. 23 ноября 1963), игравший вместе с Чижом ещё в дзержинской ГПД. А в 1999 году из группы уходит барабанщик В. Ханутин – он переходит в довольно известную питерскую группу «НОМ». На его место приглашается Игорь Федоров (род. 8 сентября 1969) ранее игравший в «Телевизоре», «НЭП» и др. Таким образом, сейчас в группе пять музыкантов. Также у группы есть постоянный звукооператор Юрий Морозов и меняющийся директор, на данный момент (апрель 2004г.) это Андрей Асанов. Использованы материалы из следующих источников: Официальный сайт группы «Чиж & Cº» Неофициальный сайт chizh.rusrock.ru Статьи и интервью: «Перелётная жизнь Чижа», Журнал «Ровесник» № 9 (459) «Чиж поёт песни в любом состоянии», Галина Сирик, «Глобус» «Чиж: „Я с детства вращался среди хипанов“, Светлана Лосева, 17.05.1993. Охта, Санкт-Петербург »Я не артист разговорного жанра", Олег Глазунов, журнал «Музыкальное ОБОЗрение» «Чиж презирает ностальгию», Майя Серикова, газета «Теленеделя», № 17, 1998 год Интервью Сергея Чигракова в «Антропологии» Д. Диброва Олег Ерастов, страница в сети ОРТ, видеоканал «Подъём», Ведущая Настя Рахлина, 1996 год «Тормоза придумали трусы», Елена Петрова, «АиФ-Питер» № 37, сентябрь 1997 год «Пишу музыку без инструмента», сайт Русский Рок «Сергей Чиграков – полёт нормальный», Олег Климов «Песнь о Чиже», Кристина Новоселиц (вокал), Антон Пешков (бэк-вокал), Майя Серикова (беседа), «Теленеделя», № 22, 1995 год «Чиж: „Дети обречены слушать мои песни“, страница в сети »Чиж – отечественный гундмундсдоттир", Настя Стрелецкая Константин Ляпцев, 6 апреля 2004 г., отредактировано 20 мая 2004 г.
Просмотры: 11703