Текст песни Зимовье зверей - Джин и тоник

Он ревновал ее к дождю
И укрывал джинсовой курткой
Ее июневые кудри,
А зонтик прижимал к локтю.

День дожидался темноты,
Жизнь начиналась с середины,
И закрывали магазины
Свои назойливые рты.

Ветра стояли на своем,
Шатая цепь священнодейства,
И пошлое Адмиралтейство
Сдавало ангела в наем,

Hо их надежно берегли
Два добрых духа Джин и Тоник,
И мир, казалось, в них утонет,
Едва дотронувшись земли...

А мне казалось,
А мне казалось,
Что белая зависть - не грех,
Что черная зависть - не дым,
И мне не писалось,
Мне не писалось,
Мне в эту ночь не писалось, -
Я привыкал быть великим немым.


Он ревновал ее к богам
И прятал под мостом от неба,
А голуби просили хлеба
И разбивались за стакан.

И плоть несло, и дух опять
Штормил в девятибальном танце -
От невозможности остаться
До невозможности унять.

И вечер длинных папирос
Линял муниципальным цветом,
И сфинксов он пугал ответом
Hа каждый каверзный вопрос.

И, видно, не забавы для -
По венам кровь против теченья.
Миг тормозов - развал - схожденье...
И снова - твердая земля.


А мне казалось,
А мне все казалось,
Что белая зависть - не бред,
Что черная зависть - не дым.
И мне не писалось,
Мне опять не писалось,
Hе пелось и не писалось, -
Я стал почти что великим немым...


И отступил девятый вал
И растворил свой сахар в дымке...
К стихам, к Довлатову, к Ордынке
Он вдохновенно ревновал,

Hо вместо рифм бежали вслед
Два юных сфинкса Джин и Тоник,
И воздух был упрям и тонок,
Впитав рассеянный рассвет.

Перевод текста песни Зимовье зверей - Джин и тоник

He was jealous of the rain
And harbored jean jacket
Her iyunevye curls
A parasol pressed to elbow.

Day waiting for darkness ,
Life began in the middle,
And closed shops
Their annoying mouths.

Wind stood their ground ,
Shataya chain celebration,
And they went to the Admiralty
Donating angel in hiring,

But they took care of reliably
Two good spirit gin and tonics ,
And the world seemed to drown in them ,
Barely touching the ground ...

And it seemed to me ,
And it seemed to me ,
That white envy - not a sin ,
That black envy - not smoke
And I did not write ,
I did not write ,
Me this night was not written -
I got used to be a great dumb.


He was jealous of the gods
And hiding under the bridge from the sky ,
And pigeons requested bread
And broke a glass.

And wore flesh and spirit again
Storm in devyatibalnom dance -
From the inability to stay
To an inability to soothe .

And evening long cigarettes
Molted municipal color
And he scared sphinx answer
Ha every tricky question .

And , apparently, not for fun -
Blood through the veins against the tide.
Instant brakes - collapse - WHEEL ...
And again - the solid earth .


And it seemed to me ,
And it seemed to me
That white envy - not nonsense ,
That black envy - not smoke.
And I did not write ,
Again I did not write ,
Not sung and written -
I almost became a great dumb ...


Departed the ninth wave
And my sugar dissolved in a haze ...
By verses to Dovlatova to Ordynka
He inspired jealous

But instead of talk , run with
Two young sphinx gin and tonics ,
And the air was thin and stubborn ,
Absorbing scattered dawn.
Просмотры: 430