Тексты песен Lacrimosa

Биография Lacrimosa

Lacrimosa
Швейцарская группа Lacrimosa (лат. «полная слез») стала на сегодняшний день одним из лидеров весьма широкого и расплывчатого музыкального направления, коротко называемого «готика». Хотя чётко определить жанр группы достаточно сложно: журнал Imhoter называет Lacrimosa королями жанра dark gothic rock, тут, конечно, можно спорить до потери пульса, так как ответвлений в готике пруд пруди, но скорее всего, справедливо определил «Лакримозу» как gothic metaL Интересно, что на ранних альбомах группы на этот стиль нет даже и намёка. В общем и целом, соединив в своей музыке элементы традиционного готик-рока, металла, классики и (на ранней стадии творчества) darkwave, группе удалось добиться признания у очень широкой аудитории, среди которой есть как готы и металлисты, так и люди, довольно далёкие от подобного рода музыки. Вообще, связь классической и (тяжёлой) готической музыки очень сильна. На сайте Hall of Sermon написаны слова — перевод строки одной из песен Lacrimosa — «The dream has led me and I will follow it into the glowing fire»... Наверное, эту фразу можно назвать девизом творчества группы. По словам Тило Вольфа (основателя и вокалиста группы), музыка Lacrimosa является ". интеллектуальной, она дает человеку шанс погрузится в мир сложных эмоций, мир
Lacrimosa, и вполне естественно, что это музыка не для всех. А начиналось все в 1990-м году с молодого человека по имени Тило Вольф (Tilo Wolff). Тило родился в 1972 году во Франкфурте-на-Майне (Германия), но вскоре переехал в соседнюю Швейцарию, точнее, ее немецко-говорящую область. Искусством Тило увлекался с самого детства — он писал рассказы и играл на трубе, но только к 17-и годам у него появилась идея озвучить свои литературные опусы. Специально для этого Тило пришлось учиться играть на пианино, попутно он освоил и разного рода синтезаторы, так что вполне мог творить музыку без посторонней помощи. В полном одиночестве он записал первую кассету Clamor с двумя песнями — Requiem и Seele In Not («Душа в беде»), обе они впоследствии вошли в первый альбом Лакримозы.
В то время Тило писал лирику исключительно на немецком языке. «Я считал, что глупо петь на английском, если он не твой родной язык», — рассказывал много лет спустя лидер Лакримозы. — «Для меня стихи являются очень важным элементом песни, и многие свои сочинения я был просто не в состоянии перевести. Тем более я не мог доверить их перевод кому-то другому. В родном языке ты чувствуешь каждое слово, его значение. Ты можешь играть с ним так, как тебе заблагорассудится. С английским языком подобного я делать не мог».
К 1991 году у Тило накопилось материала на целый альбом, который он также записал самостоятельно. Однако ни одна фирма грамзаписи не заинтересовалась никому не известным швейцарским готом, и «непризнанный гений» решился на отчаянный шаг — основал собственную звукозаписывающую контору. Делового опыта у Тило не было, так что всему пришлось учиться методом проб и ошибок, но его фирма Hall Of Sermon все-таки выжила и теперь пользуется немалым авторитетом, как на готической, так и на металлической сцене. Первый диск пока еще безымянного проекта Тило назывался Angst («Страх») и не имел практически ничего общего с музыкой Лакримозы дня сегодняшнего. Полностью электронное минималистическое звучание, отсутствие гитар, хоров, симфонических элементов, отстранённый вокал Тило, повествующий о таинствах жизни и смерти, любви и одиночестве— этот диск скорее относится к darkwave, чем к готик-року и тем более готик-металлу. Несмотря на тотальную андерграундность, альбом имел заметный успех — за полгода было продано 1000 экземпляров. Первоначально он был выпущен на виниле, а компакт-диск вышел только полтора года спустя. На обложке Angst впервые появилось имя группы — Lacrimosa. «Я большой любитель классической музыки, — говорит Тило. — Классические произведения, как известно, писались по поводу каких-то знаменательных событий, будь то победа на войне, рождение монарха, его восшествие на престол или даже его смерть. Мой любимый композитор — Моцарт, а его любимое произведение последний реквием. Вы, наверное, помните историю, когда к больному Моцарту пришёл незнакомец и, предложив большую сумму денег, заказал у него реквием — похоронную песнь. Моцарт был очень болен и знал, что скоро умрёт. Поэтому он решил написать произведение, которое бы превосходило все созданное им ранее. И он написал его. В день своей смерти Моцарт репетировал самую трагическую часть реквиема — «Лакримозу». Красота произведения и история его создания впечатлили меня настолько, что я выбрал его в качестве названия своего проекта». Звучанием Angst Тило остался недоволен, оно мало походило на звучание его любимых групп. Поэтому перед записью второго диска было принято решение ввести в музыку живые инструменты и пригласить сессионных музыкантов. Первым из них стал друг Тило по имени Штелио Диамантопоулос (Stelio Diamantopoulos), он играл на бас-гитаре (помимо этого, Штелио является автором обложек всех релизов группы по сегодняшний день). Тот же Штелио привел на запись знакомого гитариста Роланда Талера (Roland Thaler), который загадочно растворился сразу после окончания работы в студии. Кроме вышеупомянутых личностей, на диске Einsamkeit («Одиночество») играют клавишник Philippe Aloith и скрипач Eric The Phantom.
Перемены в музыке пришлись по вкусу поклонникам группы, и продажи диска значительно улучшились. Следующий диск Satura вышел в 1993 году и был выдержан в том же направлении, несмотря на практически полную смену состава группы (от старых музыкантов остался лишь Алиот). Альбом предварял миньон Alles Luge («Всё ложь»), и заглавная песня стала первым хитом группы. Воодушевлённый успехом, Тило решается наконец представить свою музыку живьём. Первый концерт был дан в Лейпциге в том же 1993 году. Говорит Тило: «На сцене я очень волновался, передо мной была большая толпа, которая кричала, размахивала руками и хватала меня за штаны. Все это было очень необычно, даже немного неприятно, что ли. Да туг еще надо было концентрироваться на игре (на живых выступлениях Тило, помимо вокала, выполняет функции клавишника — прим. авт.). В общем, простоял весь концерт на одном месте. »
Lacrimosa стала заметным явлением на готической сцене Германии и Швейцарии. Ведущие готические журналы типа Zillo или Orkus обратили внимание на Тило и его проект и стали регулярно публиковать о нем статьи. Однако Тило опять был недоволен и стал подумывать о радикальных переменах в своей жизни и музыке. Все решилось достаточно просто. В конце 1993 года гастрольная трасса свела Лакримозу с финской группой Two Witches. Вокалистка финских готик-рокеров по имени Анне Нурми (Anne Nurmi) произвела на Тило неизгладимое впечатление. Узнав о том, что Two Witches находятся на грани распада, он немедленно предложил Анне стать второй постоянной участницей «Лакримозы» и его партнёршей по фирме Hall Of Sermon. Говорят, правда, что отношения Анне и Тило не ограничиваются деловым и музыкальным партнёрством, но с журналистами они на эту тему никогда не откровенничают, ограничиваясь дежурной фразой: «Надеемся, что вы отнесётесь с пониманием к тому, что мы принципиально не отвечаем на вопросы, касающиеся нашей личной жизни».
Вторым по значимости приобретением группы стал очень сильный барабанщик ЭйСи (АС), известный по записям и концертам в составе немецкой power/speed metal легенды Running Wild. ЭйСи записал с Running Wild два диска Blazon Stone и First Years Of Piracy (оба 1991 г.), а также несколько мини-альбомов. С его приходом у «Лакримозы» впервые появились живые ударные, которые стали ключевым элементом нового, более металлического звучания группы. Именно он лег в основу следующих работ Тило и Анне — миньона Schakal («Шакал») 1994 года и полноценного диска Inferno («Ад»), который вышел год спустя.
Старые поклонники Лакримозы были немало удивлены, услышав на альбоме darkwave команды мощные барабаны, металлические гитары, оркестровое звучание клавишных и хор на подпевках. Более того, на некоторых вещах стала петь Анне, причём петь по-английски, так как немецкого она тогда не знала. Тило не отставал — он выдал 100-процентный готик-роковый хит Copycat, тоже на неродном языке. Inferno не добавил группе популярности среди готов, зато вывел её на новый рынок — металлический. Как раз в то время бывшие doom/death команды типа Tiamat, Lake Of Tears, Paradise Lost и Theatre Of Tragedy стремительно теряли интерес к брутальности и открывали для себя атмосферу и мелодичность, присущие готике. «Лакримоза», двигаясь в обратном направлении, попала как раз в струю увлечения такой музыкой. Ее даже стали называть doom-группой, хотя, на мой взгляд, определение готик-металл гораздо больше подходит к их музыке (сами музыканты заявляют, что играют dark gothic rock).
Значительные изменения произошли и в имидже «Лакримозы». С приходом Анне, к ирокезу и традиционному готскому макияжу Тило, черно-белым обложкам альбомов и неизменному арлекину в логотипе добавились элементы садо-мазохизма. Всю специализированную прессу (в том числе и российскую) обошла фотография скованной цепями Анне в кожаном S&M прикиде и Тило, замахивающемся на неё плёткой. Нечто подобное можно наблюдать также в клипах Copycat и Stolzes Herz (мини-альбом с этой песней вышел в следующем, 1996 году).
Вслед за Stolzes Herz («Гордое сердце»), на рынке появился новый альбом Stille («Тишина, затишье»). Диск разделил поклонников «Лакримозы» на два враждующих лагеря. Многие старые фэны не приняли перемен в музыке группы, обвинив музыкантов в коммерциализации и упрощении композиций с целью завоевания более широкой аудитории. А вот те, кто познакомился с «Лакримозой» после выхода Inferno, были от диска в полном восторге. На нем музыка группы стала еще более тяжелой и агрессивной (кое-где попадаются почти блэкметаллические фрагменты), в то же время сохранив мелодичность и традиционную для группы вязкую, таинственную и трагическую атмосферу. Возможно, Stille более доступен для восприятия неподготовленным слушателем, чем ранние записи «Лакримозы», но в наличии вкуса и мелодического дара его авторам вряд ли можно отказать. На Stille Анне Нурми написала две песни — Not Every Pain Hurts и Make It End, она же полностью исполнила в них вокальные партии. Остальной материал этого 70-минутного альбома сочинил, как и раньше, сам Тило. Помимо двух лидеров и Эй Си, в составе Лакримозы с 1996 года по сегодняшний день играют басист Джей Пи (3ay Р.) и гитарист Саша Гербиг (Sascha Gerbig). В студии группе помогает клавишник и аранжировщик Готфрид Кох (Gottfried Koch) (он же исполняет часть партий акустической гитары), а на концертах играет ещё один гитарист Пизел Кустнер (3. Piesel Kustner) (в прошлом гитарный техник Rage и Running Wild, а с лета 2000 года постоянный гитарист еще одной знаменитой speed metal группы — Iron Saviour). Продюсировал три последних диска Жан-Пьер Генкель (3ean Pierre Genkel), известный также по работе с Therion.
Несмотря на неоднозначное мнение фэнов по поводу нового альбома, Stille стал самым коммерчески успешным диском «Лакримозы». Вслед за его выходом группа отправилась в большое турне, в ходе которого был записан материал для концертного двойника, который увидел свет в 1998 году под простым и ёмким названием Live. По словам Тило, «наши концертные песни всегда отличались от студийных вариантов: новые аранжировки, кое-где даже дополнительные тексты. Вот мы и подумали, что людям, которые никогда не были на наших концертах, будет интересно хотя бы услышать нас живьём». Особенно интересно звучат на концертнике песни с первых трёх альбомов — тяжёлая версия Seele in Not с диска Angst превращается в натуральную вокальную истерику под чуть ли не трэш-металлический аккомпанемент.
Работа над новым альбомом, который получил название Elodia (Элоида — богиня зари в древнегреческой мифологии), несколько затянулась. Ещё бы, ведь для его записи «Лакримоза» решила использовать Лондонский симфонический оркестр и несколько хоров. Оркестр писался в знаменитой студии Abbey Road в Лондоне (там в свое время работали The BeatLes), а остальные инструменты и вокал в студии Пьера Генкеля Impuls Tonstudios в Германии. В общей сложности, на диске отметилось 187 (!) певцов и инструменталистов. Elodia — это рок-опера в трех актах, повествующая о двух влюблённых, чья любовь со временем начинает ослабевать. «Так происходит из-за того, что каждого из них все меньше заботят желания и мысли другого, — объясняет Анне. — Их эгоизм начинает все больше преобладать, и любовь постепенно уходит. В трёх действиях нашей оперы рассказывается о том, как зарождалась их симпатия друг к другу, как они были близки и как трагично все окончилось».
В период подготовки диска Тило Вольф успел поучаствовать ещё в нескольких интересных проектах. В начале 1999 года немецкие трэшеры Kreator пригласили лидера Лакримозы для записи вокала к заглавной песне их экспериментального диска Endorama. Зловещий голос Тило как нельзя лучше подошел песне, повествующей о грядущем Апокалипсисе, причём звучит он там куда агрессивнее, чем пение основного вокалиста Kreator Милле. Видимо, эксперименты с металлом так вдохновили Тило, что он связался с еще одним экстремальным коллективом — его земляками SamaeL Бывшие блэкстеры, а ныне мастера tribal и sci-fi ритмов сделали ремикс на старый хит «Лакримозы» Copycat, оставив от него только текст. Новый индустриально — психоделический вариант этого готик-рокового боевика можно услышать на мини-альбоме ALLeine zu Zweit («Одинокие вдвоём»), который был издан за пару месяцев до выхода «Элодии».
В 2001 году выходят сразу 2 альбома: Der Morgen Danach («На следующее угро») и Fassade («Фасад»). Последний представляет собой глубокий анализ человеческой психики и противостояния между существующими религиозными догматами и чувствами человека. Группа работала буквально над каждой нотой, привлекая к записи музыкантов различных жанров: оперы, классики, металла, рока и даже джаза, что в свою очередь не могло не сказаться на музыке... Она буквально «ожила». В ней чувствуется дух и эмоции каждого приглашённого для записи музыканта. Для придания музыке большей проникновенности и романтики Лакримоза пригласила для записи оркестровых партий Немецкий оркестр Бабельсберга (German Film Orchestra Babelsberg) и Филармонический оркестр. Альбом получился очень чувственным и личным... Атмосферность музыки приобрела новое качество: композиции расположены таким образом, что они перетекают одна в другую и выражают на языке музыки все человеческие эмоции, так что слушающий попадает в ураган чувств уже с первого звука, и не в силах вырваться из негo до последней ноты, ведомый звучным пением Тило и Анне...
В 2003 году вышел альбом Echos, который предварил сингл 2002 года Durch Nacht und Flut («Сквозь ночь и пучину»). Музыка на сингле заставила ожидать весьма необычного и нового, более мелодичного звучания «Лакримозы». Но... предсказать Лакримозу невозможно: ожидания не оправдались. Ещё никогда раньше Тило Вольф не пел так величественно, прозрачно, с таким надрывом и переживанием, как на этом альбоме, причём абсолютно во всех композициях, что в свою очередь охарактеризовало его как талантливейшего композитора, аранжировщика и вокалиста... Эмоциональность, надрыв и боль в пении Тило особенно чувствуется в песнях Sacrifice («Жертва») и Die Schreie sind verstummt («Крики умолкли»), которые тут же заставляют на себе прочувствовать ситуации, описанные в песнях. Каждая композиция данного альбома — отдельная история, отдельная глава, но в то же время альбом очень целостный и гармоничный, песни формируют прочную цепь и переплетение сюжетов.
И вот, в 2005 году выходит новый альбом Lacrimosa, который называется Lichtgestalt. После выхода Echos, который поразил мир своей мелодичностью, новый альбом, по словам Tilo, должен был кардинально отличаться от предыдущего в сторону утяжеления музыки. Так и произошло. Альбом начинается с 3 удивительно красивых, мелодичных и одновременно тяжёлых композиций – Sapphire, Kelch der Liebe и Lichtgestalt. Конечно и остальные песни представляют из себя потенциальные хиты, чего только стоит My last goodbye. Альбом пронизан сюжетной линией любви, которая прослеживается практически в каждой песне. Но самое удивительное и поразительное, чем знаменателен выход нового альбома Lacrimosa – это концертный тур, который последовал за выходом альбома. «Чем же примечателен ЭТОТ концертный тур?» – спросите вы, - «ДА тем что Lacrimosa едет в Москву» …. Впервые, за всю свою историю Lacrimosa решается приехать в Россию. Концерт намечен на 10 июня 2005 года, мы все в преддверии это феерического зрелища!
2 декабря 2005 года состоялся релиз нового мини-альбома (макси-сингла) Lacrimosa. Новое творение получило имя: Lichtgestalten. Стилистически и идейно этот альбом является продолжением предыдущего Lichtgestalt, но содержит в себе и оттенки эхоса. На этот альбом вошли две совершенно новые композиции: Unerkannt и Skintight. Помимо этих двух новых песен на диске присутствуют ремикс от Snake Skin на песню Lichtgestalt, сама песня, самая агрессивная композиция Lacrimosa - Road To Pain и неожиданный Siehst Du mich im Licht? - Atrocity ReVersion, который представляет собой не что иное, как перерелиз давно известного хита. А на российской версии диска также присутствует Seele in Not (Demo-Version). Оформлением диска занимался Иакима Лютке, который по просьбе Tilo стилизовал новый диск под виниловый EP, ака – сорокопятку. Одновременно с выходом нового альбомо-сингла состоялся выход первого DVD Лакримозы содержащий все клипы. На новый двд вошли все ранее изданные и неизданные клипы Lacrimosa и долгожданный клип Lichtgestalt, который стал настоящим подарком для всех поклонников Группы Lacrimosa.
Следующим, что шокировалло российских фанатов стала информация о концертах в москве летом 2006 года. Планировалось провести сразу два концерта, один из которых должен был пройти в ДКГ, а другой - в Точке. Датами предстоящих концертов стали 9 и 10 июня соответственно. Запланированные концерты прошли на ура, Lacrimosa и российские фанаты стали ещё ближе друг к другу!
По окончанию самого длинного в своей истории турне в поддержку альбома Lichtgestalt, Lacrimosa выпускает второй живой альбом и двд, на котором записана некая смесь фильма о группе и записей с того самого турне. Оба диска называются Lichtjachre. Диск увидел свет 29 июня 2007 года!
Источник: http://www. lacrimosafan. ru/.
Просмотры: 21359